Руслан Аскеров: «Немного побаивался ехать в Кемерово, но играть в Суперлиге — чем не стимул»

Опубликовано: 14.10.2017

15 августа 2014 года / 12:04

В прошлом новичок кемеровского «Кузбасса», а ещё немногим раньше игрок второй команды «Урала», «Губернии», «Динамо», «МГТУ» поведал мне о своей карьере. Совсем непросто Руслану далось решение стать профессиональным волейболистом. Более того, путь от спортивной школы до российской Суперлиги был тернист. При хороших физических данных Аскеров мечтал несколько о другом. И поэтому карьера Руслана так непохожа на многие истории современности. А закаленный в боях характер часто проявляется на площадке, помогая команде прийти к нужному результату. Но обо всем по порядку.

- В детстве к спорту я относился равнодушно, влекла учёба. В четыре года я уже знал все столицы Европы, и некоторые в остальных частях света. Меня было не оторвать от атласов по географии и энциклопедий. Я еще не умел читать, поэтому всегда просил, чтобы дедушка или бабушка читали и объясняли разные главы из серии книг “Детской энциклопедии”. Конечно, без спорта никуда, тем более мальчику. В 5-летнем возрасте в Ярославле меня отдали в плавание, именно отдали. Еще с третьего класса я начал заниматься айкидо. Когда исполнилось 11, проходила Олимпиада в Нагано. И тогда меня «зацепил» хоккей. Помню, как болел за Павла Буре и Сергея Федорова. Переживал, когда в финале наших обыграли чехи 1-0. Тогда-то я и решил оставить плавание, казавшееся мне на тот момент жутко скучным, и заменить хоккеем. Вот только когда дети занимаются хоккеем с 6 лет, а тебе уже 11, шансов их догнать практически нет. Более того, в хоккей меня взяли только благодаря физическим данным — у меня рост был 169 см. Но за полтора года я умудрился добавить и попасть в состав. Здесь надо отдать должное моему отцу, который каждый день чуть ли не клюшкой загонял меня вечером на открытый каток. Улучшали катание, а дома заставлял часами крутить восьмерку на фанере. Через год я дорос почти до 180 см. Тогда-то меня и увидел Вадим Константинович Роганов, тренер ярославского “Нефтяника” на тот момент. Предложил заниматься волейболом. Очевидно, что это предложение мною было отклонено, так как уйти из хоккея после такой работы и моей любви к нему, не представлялось возможным.

— Но всё-таки ушёл?

— Да. Всеми правдами и неправдами меня засунули в волейбол в 2000 году. Так как это было не моё решение, волейбол, мягко говоря, мне не нравился. Более того, будучи жестким фанатиком хоккея, и никогда не получая упреков от тренера, в волейболе я был выгнан с первой же тренировки. Но на вторую всё равно пришлось идти.

Не знаю с чем это связано, но в первое время я довольно быстро прогрессировал. Стал капитаном своей детской команды, потом был привлечён в команду более старшего возраста, с которой я уже в 2002 году завоевал серебряные медали Первенства России и получил звание кандидата в мастера спорта. На тот момент я играл на позиции центрального блокирующего. Уже потом, выступая в Высшей лиге Б за ярославский «Строитель», поменял амплуа и стал диагональным. В том же году Сергей Шляпников пригласил тренироваться за юношескую сборную 85 года. Наверное, это был один из самых значительных периодов моей карьеры спортсмена, и именно тогда я понял, что не ошибся с выбором.

Полностью погрузившись в спортивную карьеру, Аскеров продолжил тянуться к знаниям. Серебряная медаль по завершении общеобразовательной школы (одна четверка по литературе в аттестате), дальнейшее обучение в престижном техническом вузе Москвы и, как следствие, смена ярославского клуба на столичный «МГТУ». Но, как говориться – «за двумя зайцами… сложно поспеть», и у Руслана появились первые проблемы.

— Обучение забирало все время, все силы. И в спортивной карьере началась первая серьезная чёрная полоса, которая длилась пять лет. В это время я практически не играл, обленился, перестал профессионально относиться к спорту. И однажды мне пришлось сделать тяжёлый выбор: либо я продолжаю учебу и заканчиваю со спортом, либо я продолжаю спорт и бросаю учебу. Нелёгкий был выбор, даже мучительный, но я остановился на втором варианте.

— Опыт выбора, самостоятельного решения помог тебе в дальнейшем?

— Да, в какой-то степени приобретенные качества и опыт стали определяющими для меня. Своеобразное умение «поставить себя к стене». Это и мотивация и желание развиваться. Из «МГТУ» я перешел в «Динамо ЛО». Где Олег Согрин очень эффективно усилил мою атаку. Он меня обучил различным видам ударов, многими из которых я пользуюсь до сих пор. И второй человек, но наверно самый важный за всю мою волейбольную карьеру до «Кузбасса» это Игорь Пасечник. С ним я познакомился уже в «Губернии», где играл последующие два года. Он очень помог мне во многих технических аспектах игры, и также сломал мою депрессивную психологию, сформировавшуюся за пять московских лет.

— Не всегда удается побеждать как в жизни, так и на площадке. Что для тебя поражение? Как ты с этим справляешься?

— Я никогда не относился к этому, как к чему-то ужасному или обидному. Без поражений мы не станем сильнее. Надо постараться максимально быстро забыть отрицательный результат и понять, что не получилось. На каждой игре стараюсь играть от обратного, особенно в атаке. Пытаюсь предугадать, как соперник будет выстраивать своих блокирующих и защитников против меня. Это мне очень помогает и придает уверенности.

— Тогда чем силён игрок Руслан Аскеров?

— Это виднее тренерам и специалистам. Сам думаю, что мои самые сильные элементы — атака и блок. Полагаю, это то, за что меня и держат на площадке. В концовке прошлого сезона удалось улучшить прием, надеюсь это сохранится и в будущем. Из слабых сторон — подача. Я всю жизнь подавал силовую, но потом случилась травма плеча, которая до сих пор не позволяет мне подавать на силу. Сейчас стараюсь возобновить тренировки. И, если удастся её стабилизировать, буду использовать в игре.

До прошлого сезона большая часть болельщиков «Кузбасса», и тем более праздный зритель ничего не знали о Руслане Аскерове. А ведь именно этот игрок сделал значительный вклад в концовку чемпионата. Помог кемеровскому клубу пробиться в «Финал Шести», и добиться самого высокого в истории клуба результата. Правда, для вчерашнего новичка команды переезд в Кемерово был неожиданным.

— Да меня буквально поставили перед фактом. Но я был рад, хотел играть в «Кузбассе». Немного побаивался ехать так далеко, но играть в Суперлиге — чем не стимул. Да и против «Кузбасса» играл довольно много и в высшей лиге А, и в Суперлиге. И тогда мне очень нравился зал. До сих пор на 100% уверен — такого зала и болельщиков нет ни у одного клуба России. Мы в этом аспекте лучшие, и это факт.

Аскеров перешел в команду «вторым» номером. На тот момент в состав «Кузбасса» была заявлена семья Нгапетов, да и доигровщиков было более чем. Но отбывать свой номер на скамейке запасных Руслан не хотел.

— Мой опыт научил меня не рассчитывать на то, что мне будет что-то подарено или добыто легким путем. Все в моей жизни мне приходилось выгрызать. На момент перехода я не знал ни про тренера, ни про игроков.

Период, когда Эрвин уехал, был для меня довольно трудным, так как я никак не мог наладить взаимоотношение с его отцом. Он считал, что я не готов играть. Если говорить о «Кузбассе», то у нас была сплоченная команда, ребята постоянно поддерживали. В целом на тренировках и на площадке у нас здоровая конкуренция, а после ухода Эрика Нгапета появился азарт. Ещё мне очень помог Денис Матусевич. Он изначально верил в меня, постоянно подбадривал и настраивал на игры. Общий язык нашли практически сразу. И конечно мне бы хотелось отметить помощь Сергея Макарова. Настоящий капитан с большой буквы. Своим примером показывал и вёл команду за собой.

 

rss